April 18th, 2015

Башня

Ничто не ново под луной

С фейсбука

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=10153388675205921&id=568605920

Немного истории. Не нашей. В XIX веке, когда Германия стала на путь объединения под началом Пруссии, это нравилось там далеко не всем. В частности, оппозиция объединению была ощутима в Рейнланде. Рейнланд - области, расположенные по течению реки Рейн, исторической район проживания рипуарских и салических франков. Причины для недовольства там были очевидны - особая ментальность, на которую, кстати, повлияла близость к Франции и существование Рейнского союза под эгидой Наполеона, попытка построить свою государственность в 1848-м году, Пруссией же подавленная, самобытность языка (диалекты Рейнланда франкского корня ощутимо уклонялись от литературного немецкого языка, построенного на верхнесаксонской основе и некоторые из них имели литературную традицию), наконец религия - большинство рейнландеров были католиками, а Берлин был протестантским городом. Идея о том, что долина Рейна - это особая Германия, которая должна существовать особно, отдельно от "прусской Германии" была там достаточно сильна. Будущий канцлер пост-нацистской Германии Конрад Аденауэр, сам уроженец тех мест, вспоминал настроения, которые ощущались там в годы его молодости, перед Первой мировой войной. Цитата:"В гимназии у меня был круг друзей, которые, происходя из твердых католическим семей были, мягко скажем, критически настроены к Бисмарку и пруссачеству в Германии. Я не замечал особой симпатии к Пруссии среди моих одноклассников, рожденных в Кельне...Отчетливо помню день, когда один из моих школьных товарищей сказал "Это мы, рейнландеры, настоящие немцы, пруссаки - это ободриты, венды, славяне и тому подобное, которые собрали свое государство при помощи воровства и насилия".
Ничего не напоминает?


Запись сделана с помощью m.livejournal.com.

София

К предыдущему

Вот, кстати, интересно, почему, в конечном счете, немецкие сепаратизмы не "выстрелили". Ведь предпосылок было более чем: отсутствие единой государственности, куча внутренних противоречий - языковых, конфессиональных, сугубо политических, - наконец, "дружественное" окружение. Появлению единой Германии в Европе, кажется, был не рад никто. И Франции, и Великобритании, да и России единая Германия была, что называется, костью в горле. Казалось бы, играть на внутринемецких противоречиях с тем, чтобы на месте Германии была горстка мелких и, желательно, враждебных друг другу государств, должны были все (понятно, что Россия в такие игры играть так и не научилась, но Франция и особенно Британия вполне могли бы). А вот поди ж ты. Единая Германия собралась (да, за вычетом Австрии и ряда мелких княжеств) и сама неплохо поигралась на тех же внутрирусских противоречиях.