June 24th, 2015

София

К предыдущему

К слову, весьма показательно и зарождение украинского движения в Галичине. Неоднократно отмечалось, что его раскрутка началась только после того, как в Галичине осело множество украинофилов-эмигрантов из России, до этого здесь и слова-то "Украина" не знали. Абсолютно импортированной и чужеродной для Галичины была и привнесенная российскими эмигрантами казакомания: в истории Галичины казаки - скорее персонажи со знаком минус.
Показательна и разница между Галичиной и Закарпатьем, где украинизация принималась с большим трудом. Думается, не последнюю роль здесь сыграло то, что пропагандисты украинства из России до Закарпатья элементарно не доехали (точнее, конечно, в итоге доехали, но с большим опозданием, и были это уже не украинофилы с востока, а взращенные ими галичанские кадры). Оно и понятно - бедное захолустное Закарпатье было элементарно экономически непривлекательно для паладинов украинской идеи, в отличие от зажиточной Галичины с блестящим Львовом. Поэтому Карпатская Русь намного дольше варилась в собственном соку, сохраняя старую русскую идентичность, не деформированную новыми веяниями.