December 7th, 2020

Башня

Ловушка демократии

Холмогоров хорошо написал:

Современный либеральный миропорядок базируется в теории (на практике конечно нет) - на двух китах: гипотезе эффективного рынка и гипотезе эффективности демократии.

Обе гипотезы построены по сути одинаково: предполагается, что частный актор - участник рынка или гражданин - существо слабое, немощное, ограниченное, не обладающее полнотой информации.

И только максимально полное суммирование знаний акторов дает полную модель информации о цене актива или условиях принятия решения. Рынок Знает. Народ Не Ошибается. Именно потому что в гигантском массиве аккумулируется вся доступная информация, позволяющая судить о цене или политическом решении, в принципе недоступная частному лицу - только коллективной интеллектуальной системе.

Обе гипотезы любопытно игнорируют важнейший аспект проблемы. Они предполагают, что в ходе суммирования и объединения на рынке или в демократическом процессе этому суммированию подвергается только истинная информация. А ложная и ошибочная, якобы, отбрасывается при столкновении ошибки актора А с истиной известной актору B.

Между тем, у нас нет никакой гарантии и никаких доказательств того, что суммированию на рынке или в демократическом процессе подвергается истинная информация, а тем более только истинная, а ложная отбрасывается.

Вполне возможно, что суммированию подвергается ложная информация или ложная вперемежку с истинной. Если 99 акторов имеют ложную информацию, а 1 истинную, то вполне вероятно, что при суммировании общий информационный итог - стоимость актива или политическое решение - будет соответствовать их ложной картине, которая только взаимоусилится за счет массовости и взаимного подтверждения ошибок.

Мало того, если до суммирования обладатель достоверной информации может ею руководствоваться, то после суммирования - чаще всего нет, потому что решение уже принято, потому что если он хочет оставаться участником игры - надо делать как все, потому что большинство институтов отстроено базируясь на ошибке большинства и т.д.

При этом чисто эмпирически мы знаем, что люди очень часто ошибаются и очень несовершенны. Поэтому предположение, что суммирование их информации и свойств породит разрастающуюся ошибку, будет вполне обоснованным. Как минимум произойдет суммирование истинной информации с ошибками, скорее же всего - произойдет суммирование и мультипликация ошибок.


И это, заметим, мы берем почти не встречающийся в действительности чистый случай, когда никто из акторов не предпринимает никаких усилий, чтобы обмануть других.

Так или иначе, из совокупности несовершенств мы совершенство не получим, мы получим лишь очень большое несовершенство.