February 15th, 2021

Башня

О некоторых закономерностях политического развития бывшего СССР

С распадом СССР постсоветское пространство встроилось в глобальную экономику в качестве транзитно-сырьевой периферии западной "метрополии", и этим определяются все происходящие здесь социально-политические процессы - ликвидация ненужных и "избыточных" с точки зрения "метрополии" производств, система неоколониального грабежа, при которой местные элиты вывозят большую часть заработанной сырьевой ренты в "метрополию". В политическом плане это оформляется двумя типами режимов (по крайней мере, в европейской и кавказской части бывшего СССР): "диктатура" и "олигархическая демократия". И то, и то - разновидности неоколниальной олигархии. Разница в том, что при "диктатуре" олигархия встроена в систему жёсткого централизованного государства во главе с "диктатором", а при "демократии" олигархические кланы превращаются в самостоятельные политические центры, между которыми идёт бесконечная "война престолов". И при "диктатуре", и при "демократии" элиты занимаются одним и тем же - утилизацией советского наследия и выводом награбленного в тихие гавани. Но "демократиям" это делать проще, поскольку они пользуются большей благосклонностью западной метрополии. Поэтому "демократические" режимы всегда используют трескучую прозападную риторику, они - любимые жены белого господина. Диктатуры для метрополии оказываются эстетически неприемлемыми, и их она пытается заменить на "демократии". В силу этого диктатуры - против своей воли - оказываются в конфликте с метрополией и вынуждены использовать патриотическую и антизападную риторику. Но и пойти на настоящий конфликт с метрополией политический класс "диктатуры" не может, поскольку вписан в заданный метрополией миропорядок и зависит от него. Поэтому, нагнетая антизападный "патриотизм", диктатуры одновременно ищут способы замирится с метрополией, доказать ей свою нужность и незаменимость.