shimoff (shimoff) wrote,
shimoff
shimoff

Categories:

Литовская альтернатива

http://rosndp.org/litovskaya-aljternativa.htm

Очень показательный текст, иллюстрирующий, что белорусский и украинский национализм - на самом деле внутрирусский феномен, выросший из русского самоедского западничества, развившегося в интеллигентских кругах послепетровской России. Представление о России как о "больном человеке Европы", который выпал с магистрального пути европейской цивилизации и подвергся разного рода варваризирующим и азиатизирующим воздействиям, было и есть очень популярно среди "богемы" Москвы и Петербурга, где в первую очередь и ковалась модерная русская культура. В этом контексте появление идеи "альтернативной, немосковской, европейской Руси", было вполне закономерным. Естественно, этой "альтернативной Русью" должны были стать белорусско-украирнские земли, "не знавшие татарского ига и открытые Европе". Казачья демократия против московской диктатуры, статут ВКЛ против правового нигилизма и произвола, ну и т.п. Таким образом, сам дух русской культуры с ее самоедским западничеством подготовил почву для белорусско-украинского национализма и русофобии (точнее, москвофобии).
Пресловутый польский фактор здесь свою роль играл, но не столь определяющую, как принято думать. Действительно, москвоедские мифы по своему происхождению в основном польские. Но интересно то, что эти польские мифы с удовольствием кушала московско-питерская "богема", способствуя их распространению едва ли не больше самих поляков. Механизм тут был примерно таков. После разделов РП немало поляков объявилось в Петербурге. Столичная "тусовка" их встретила восторженно, как истинных "европейцев". Потом, после 1812, 1830 и 1864 годов восторги, скажем так, поутихли, но семена уже были брошены и дали всходы.
Примечательно, что многие отцы-основатели белорусско-украинских "национальных возрождений" были людьми русской культуры, которые немало времени проводили в столицах, впитывали там москвоедские мифы, отталкиваясь от которых, конструировали новую национальную мифологию для своей малой родины.Из белорусов в этом плане показателен Максим Богданович, который большую часть жизни провел в коренной Великоросии. Но при этом семья имела широкие знакомства в кругах ррреволюционной интеллигенции, и наверняка юный Максим наслушался разговоров об "этой ужасной России". Поэтому далекая малая родина (интерес к которой передался от папы-этнографа) начала рисоваться некой романтической альтернативой мрачной России. Отсюда и "литовская погоня", и характерная публицистика.

P.S. Опять же, показательно, как сегодня некоторые пытаются раскручивать "новгородский миф", ровно по той же схеме: европейский демократический Новгород против деспотической азиатской Москвы. Но тут, думаю, уже ничего не выйдет, поезд давно ушел.
Tags: Литворусь, идентичность, национальный вопрос
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment