Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Башня

На правах рекламы

Поскольку сейчас в моде Телеграм, я там тоже есть. Канал называется "Западнорусская Атлантида", как и этот бложик, но контент там другой. Так что милости прошу.

t.me/zapadrus_atlant

Матрешка

Я не сомневался

В проекте Конституции в качестве государственных языков названы белорусский и русский языки, но с оговоркой.

«Уважая право каждого выбирать язык общения, государство осуществляет меры по расширению использования белорусского языка для последующего придания ему в Конституции статуса единственного государственного языка», — говорится в проекте.

В качестве государственного флага в проекте оппозиции предлагается БЧБ, в качестве герба — «Погоня», в качестве девиза — «Жыве Беларусь!».

Как говорится, без комментариев

https://news.tut.by/economics/721978.html?f=

Башня

Люди, Шура, такие козлы

Все-таки удивительно, насколько люди готовы быть винтиками системы. Даже если система противоречит их внутренней сущности. Вот Зеленский. Нормальный ведь, русский по культуре человек. Создавал неплохой юмористический контент, зарабатывал на всем пространстве, где говорят на русском языке, в основном, понятно, в России. А стал укр. президентом - и что? Шаблонный русофоб и американская марионетка, каким и должен быть нынешний украинский политик. И дело здесь явно не в гнилости конкретного Зеленского. Это что-то глубинное в человеческой природе, ведь таких Зеленских тьмы и тьмы. Конформизм как стратегия выживания, самосохранения и даже жизненного успеха? Наверное. Но как же порой это отвратительно выглядит.

Башня

Хорошо сказано

Годовщина Беловежского сговора. Чёрная дата. Двадцать девять лет «независимости» для постсоветских осколков, элита каждого из которых сочла жизненно важным именно эту самую «независимость» возвести в ранг высшей ценности – что логично… Объяснимо… Трудней объяснить другое, и за это "другое" местечковым «элитам» можно поаплодировать: за годы «независимости» они так выдрессировали подданных, что эти несчастные, ограбленные, простодушные люди уверовали в то, что «независимость» частей целого друг от друга – это и впрямь ценность; что факт того, что у них украли их большую Родину со всеми её несметными богатствами и достижениями и заставили их довольствоваться обломками этой Родины (обломками большей или меньшей степени увечности) – прекрасен; что окопаться внутри этих огородиков и каждую ночь обходить плетень дозором, охраняя права удельных князьков собирать оброк в обмен на право щеголять в заплатанных шароварах (вышиванках, тюбетейках) – это счастье, за которое надо бороться, пока не треснет чуб. Красиво сработано, снимаю шляпу. И ни одна постсоветская страна так и не породила силы, которая поставила бы себе задачу взяться за вопрос «собирания земель». Что, кстати, логично… учитывая, что электорат выдрессирован качественно: давно усвоил, что такое «высшая ценность». На всех оперившихся за прошедшие годы территориях т.н. политические силы занимаются исключительно мышиной возней внутри ущербных узконациональных контекстов, т.е. осуществляют борьбу за обладание булавами и креслами в своих фольварках, где они надеются безбедно панствовать, чего ради и обещают своим избирателям мёд, молоко и новые шаровары. Из чего дадут только шаровары. Но не новые. И не дадут. И в этом смысле моя республика никакое не исключение. И коль скоро она не исключение, модный нынче вопрос «ты за кого?» мне представляется очень странным. Как и причисление меня к «лукашистам». Для меня вопрос, кто будет новым «гетманом Скоропадским» и с какого фланга политической оси координат он нарисуется – справа или слева, имеет значение почти исключительно в том смысле, будет ли он большим или меньшим русофобом. Потому что первое будет обозначать окончательный раскол общества по украинскому сценарию. В остальном же нет разницы, в лоб или по лбу – кто бы ни пришел у нас к власти, глобальные цивилизационные задачи, решение которых для народа жизненно необходимо, решены не будут. По причинам, указанным выше. А будут гробить Синеокую, выжимая для себя последнее, как всегда паны и делали – только гробить будут с разной степенью интенсивности. Во всяком случае, у меня складывается именно такое впечатление. И потому единственное, за что стоит сегодня активно переживать, это чтобы республика не скатилась в элементарный хаос... Удержавшись до лучших дней. https://facebook.com/story.php?story_fbid=3612657025466585&id=100001669683885

Башня

Про Нагорный Карабах, интересно

Что же до отношения простых людей, то у меня сложилось впечатление, что сами карабахцы желанием "в родную гавань" возвращаться не горят. Свой Арцах все, с кем я здесь разговаривал, явно воспринимают как отдельную страну, а на Армению даже свысока поглядывают. Тут я бы самой доходчивой матрицей назвал Беларусь, идею того, что "арцахеци - это армянин со знаком качества", более честный, отзывчивый и гостеприимный. Пару раз местные даже сетовали, что вот по Карабаху ездить гостю безопасно, в то время как в Армении преступность есть! А может быть ещё более точный шаблон - противопоставление Карабаха-деревни и Еревана-города...

И в целом по сравнению с Арменией Карабах выглядит куда более пророссийским и русскоязычным. С одной стороны, местные понимают, что если Ереван испортит отношения с Москвой - пострадают от этого они. С другой стороны, сюда видимо не просачиваются различные организации и фонды, а карабахец - человек простой: в Европе с Америкой хорошо, но до России ближе ехать. На карабахских улицах часто слышна русская речь, а большинство местных умеют говорить на "великом и могучем" без акцента. Это в общем закономерно: в двунациональном регионе (в азербайджанцы в Карабахе составляли к 1989 году четверть населения), где к тому же стояли немалые силы Советской Армии, русский язык определённо был актуальнее, чем в моноэтничной АрмССР. В Перестройку сюда прибыло ещё и множество армянских беженцев из Азербайджана. Ну и заработки в России, конечно, здесь по сравнению с материковой Арменией ещё более актуальны
https://varandej.livejournal.com/1063331.html
Башня

О конституционной реформе Бабарико

Возвращение Конституции 1994 года будет означать существенное перераспределение полномочий между президентом и парламентом в пользу последнего. На смену ныне существующему двухпалатному Национальному собранию должен вернуться однопалатный Верховный совет.

Кроме того, русский язык будет лишен статуса государственного наравне с белорусским — вместо этого для него предусматривается некий размытый «официальный» статус.
Таким образом, вместе с демократизацией белорусской политической системы команда Бабарико предлагает белорусскому обществу проглотить отравленную таблетку языкового национализма. Между тем именно из-за языковой проблемы первая редакция белорусской конституции продержалась чуть больше года. 14 мая 1995 года Лукашенко был инициирован первый конституционный референдум, в котором первым номером значился вопрос о статусе русского языка.

В отличие от Украины, где политика дискриминации русского языка могла опираться на политически активный электорат украиноязычных центральных и западных регионов, в Беларуси аналогичная политика «белорусизации» имела очень узкую социальную базу, практически не выходящую за пределы круга националистической гуманитарной интеллигенции.

К сожалению, в современном белорусском обществе, не имеющем опыта дискриминационных языковых практик, осознание угрозы предлагаемых Бабарико конституционных новаций весьма ослаблено.

Многие могут просто «не заметить» этого языкового нюанса, а когда осознают, уже будет слишком поздно.
А в том, что языковыми нормами конституции 1994 года в случае ее возвращения воспользуются в своих реваншистских целях белорусские националисты, можно не сомневаться.
https://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/25062020-napryazhenie-narastaet-chto-proiskhodit-nakanune-vyborov-v-belarusi/
Башня

Кандидат Бабарико

Коль уж он выступает в роли главной альтернативы, любопытно послушать, что он говорит.

По языковому вопросу:
Сколько государственных языков должно быть в Беларуси? Нынешнее положение белорусского языка вас устраивает?
Я считаю, что правильный выход тот, которым пошел Казахстан три. Русский, белорусский и английский. По двум из них меня не устраивает система преподавания — по белорусскому и английскому. Честно, меня не устраивает даже по русскому, потому что все-таки я иногда допускаю, не часто, но допускаю ошибки даже во владении русским языком. Поэтому меня не очень устраивает система преподавания языков.
Очень простая история. Русский и белорусский языки — объединяющие нас. Это хорошо. Английский язык — это язык будущего. Если в Швейцарии шесть языков, что, наши дети не могут выучить всего-то три? Я думаю, могут. А швейцарцам хорошо! Когда встречаешь человека, который на четырех языках лопочет — класс! И они не заморачиваются, какой из них важнее. Вот моя позиция такая. Я бы хотел иметь ситуацию, при которой в стране люди одинаково владеют как минимум тремя языками. Когда-то кто-то сказал — «Сколько языков ты знаешь, столько раз ты человек».
Комментарий:Скажем так, мне не очень близок этот подход, но звучит более или менее вменяемо. Однако не разойдутся ли слова с делами? Заигрывания Бабарико с националистами и финансирование разных сомнительных культурных инициатив хорошо известны. Сегодня он пытается быть "хорошим для всех", перед выборами многие так делают.

Вот еще один пассаж из того же интервью:
Первое — белорусы очень терпимы к инакомыслию. Наша памяркоўнасць, или толерантность по-иностранному, очень хорошая. Мир глобализуется. Мир строится на основании договоренностей. Белорусы умеют слышать. И очень красиво — вот мне это очень нравится — в вопросах религии, не православие и католичество, а униатство. Умение работать в команде — это та же самая история. Белорусов ценят, когда они работают в команде.
Комментарий: Бабарико явно не в теме истории унии и того, что как раз ее введение и насильственное насаждение разожгло религиозную ненависть и вражду. Никакой "терпимости" и "компромиссности" в униатстве никогда не было. Да и вообще эти рассуждения о глобализации и "дружбе со всеми" опоздали лет так на десять минимум.

Цитаты взяты отсюда:
https://naviny.by/article/20200525/1590382836-viktor-babariko-ya-ne-veryu-chto-u-belorusov-kogda-ukrali-prezidenta
Башня

День России

12 июня историческая Россия официально сжалась до административных границ РСФСР. Миллионы русских людей оказались за пределами этих административных границ, и "новая Россия" не взяла на себя никаких обязательств перед ними. Дальше каждый выживал как мог и избирал свой путь. Кто-то возвращался на историческую родину, проходя через унизительные бюрократические процедуры и доказывая, что не верблюд, ведь российскому чиновнику что русский, что гастарбайтер из Узбекистана - все едино. Кто-то остался выживать на привычном месте, адаптируясь к реалиям новых государств, возникших на месте СССР, а кто-то и вовсе предпочел забыть о своей русскости и окунулся в омут строительства новых постсоветских наций. Кто-то уехал на Запад. В общем, как русский "ближнего зарубежья", ничего хорошего о дате 12 июня сказать не могу.
Башня

Россия и Запад, на вечную тему

Россия представляет собой один из вариантов полупериферийного развития. До глобальной экспансии Запада она успела сформировать собственный «мир-империю», занявший обширный геополитический ареал на севере Евразии. Российское имперское строительство, как это часто и бывает, было связано с экспансией господствующего имперского этноса – русского, который заполнил собой большую часть геополитического пространства мира-империи и стал численно преобладать над другими этническими группами.
От других стран полупериферии Россию отличает ее максимальная географическая близость к Европе и отсутствие естественных природных барьеров с ней. Помимо географической, существует и высокая степень этнокультурной (через общность христианской традиции) и антропологической близости. Все это позволило России раньше других полупериферийных империй встать на путь модернизации и претендовать на место в клубе европейских держав.
В то же время, частью западного мира Россия ни в цивилизационном, ни в мир-системном смысле так и не стала, и стать не могла. Несмотря на часто поминаемую в контексте российско-европейских отношений общность христианских корней, Россия исторически принадлежала к альтернативной, конкурирующей версии христианства. Как следствие, она никогда не была частью тех основанных на католической традиции «имперских» структур, которые были важным элементом западноевропейского феодализма и на основе которых вырастала европейская цивилизация Нового времени. Не принадлежала Россия и к средневековой латинской традиции, сыгравшей важную роль в становлении европейской цивилизационной общности и оказавшей глубокое влияние на культурный облик новых европейских наций.
Геополитически Россия также не могла вписаться в систему европейских национальных государств, нависнув над ними континентальной громадой, превосходящей по территории весь европейский полуостров, и по населению – любое из европейских государств.
Как следствие, с самого своего вхождения в политику Европы, Россия была опознана там как опасный конкурент и чужак. Особенно остро это стало ощущаться в Восточной Европе, где Россия подперла с востока местные континентальные империи, ограничив для них возможности для геополитического роста и колониальной эксплуатации ресурсов северной Евразии. Более того, на пике своего могущества Россия сама пыталась превратить Восточную Европу в зону своего геополитического доминирования, тем самым обрушив местные центры силы, и в эпоху холодной войны смогла достигнуть этой цели под идеологической ширмой социализма.
Именно поэтому стремление ослабить Россию является естественной политикой как со стороны отдельных европейских государств, так и Запада в целом, - с целью ослабления ее геополитического влияния и возможности эксплуатации ее ресурсов.
Башня

Почему сломалась глобализация-3

Еще одна причина - идеологическая. Чтобы запустить процесс глобальной консолидации человечества, способной преодолеть региональные и культурные ограничения, нужен привлекательный проект. В ХХ веке было два таких проекта, условно "капиталистический" и "коммунистический", оба западные по своему генезису, которые предлагали образ счастливого универсального будущего в глобальном масштабе. "Коммунистический" проект конкуренцию проиграл. Что касается капитализма, то с ним все непросто. С одной стороны, эта система оказалась гораздо более живучей и гибкой, чем полагали Маркс и его последователи. Кроме того, это единственная рабочая система, которая так или иначе, но обеспечивает прогресс в масштабах всего человечества. Другое дело, что происходит это очень неравномерно, и обеспечить равномерность развития в рамках текущей версии капитализма невозможно. Более того, никто и не собирается этого делать. Фукуяма с либеральным концом истории оказался не меньшим сказочником, чем Маркс и Ленин.
Естественно, тем, кто остался за бортом золотого миллиарда, все эти радости глобального мира кажутся более чем сомнительными. Ответная реакция - рост всевозможных традиционализмов, опирающихся на местные идентичности и культурные особенности, нередко в агрессивно-фундаменталистской оболочке. Современный Запад не может предложить привлекательной глобальной повестки, подменяя ее эрзацем левого либерализма, мультикультурализма и возведенной в ранг абсурда политкорректности и толерантности, которые здравомыслящего человека способны только оттолкнуть. Незападные цивилизации тоже ничего привлекательно-глобального не предлагают, "китайская альтернатива" более чем сомнительна, хотя бы потому, что Китай - слишком ксенофобный и замкнутый на себе мир.
А раз нет глобальной повестки, то единственной альтернативой становится возвращение к повестке в рамках локальных цивилизаций, с акцентом на местных проблемах, культуре и идентичности. Глобальные связи, проблемы и вопросы, конечно, никуда не исчезнут (если не произойдет какая-то совсем уж чудовищная катастрофа), но явно отойдут на второй план. В общем, старик Хантингтон ошибался в деталях, но в главном, по-видимому, был прав. Нас ждет мир сосуществующих и противоборствующих локальных цивилизаций, окруженных обширной варварской периферией, причем многие из этих цивилизаций сами будут балансировать на  грани скатывания в варварство.